Большие проблемы молочного сектора
0 730

Большие проблемы молочного сектора

Сложное экономическое положение большинства сельхозпроизводителей сегодня не позволяет модернизировать и интенсифицировать молочное производство.

Повышение затрат на корма, ремонт и обслуживание импортного оборудования на фоне удорожания и недоступности кредитных средств приводят к тому, что «молочники» вынуждены уменьшать себестоимость производства всеми доступными способами. В результате снижается качество кормов, ухудшаются условия содержания животных, падает молочная продуктивность коров.

В конце советского периода норма потребления молока и молочных продуктов в пересчете на молоко составляла 390 кг на человека в год. И «Продовольственная программа», принятая при Л. И. Брежневе в 1980 г., ставила задачу достичь этой отметки за счет собственного производства, для чего планировалось довести объем производства молока в СССР до 97 млн т. В наше время, когда советская статистика умалчивается, дабы не бросать тень на современные показатели, не принято вспоминать, что к 1990 г. СССР вплотную подошел к этой отметке: на человека приходилось 380 кг молока в год. Сейчас, по данным Национального союза производителей молока (Союзмолоко), норма потребления скатилась до 244 кг. А в Приморском крае и того менее — 200.

Можно рассуждать, что советский период был временем лихих приписок, но вряд ли исключительно этим можно объяснить такой отрыв в производстве молока по сравнению с нашими днями. Сегодняшнее поголовье крупного рогатого скота (КРС) соответствует состоянию, которое было в регионе, наверное, только после коллективизации в 1933–1934 гг. — 7,2 тыс. голов. Для сравнения: в 1990 г. коров в Приморском крае было 147 тыс.

1455540709_05_moloko4
Сокращение поголовья в большей степени объясняется экспертами интенсификацией производства и обновлением стада на более продуктивный скот, а в хозяйствах населения — переводом некоторой доли сельскохозяйственного производства из категории «хозяйства населения» в категорию крестьянских (фермерских) хозяйств или индивидуальных предпринимателей. На фоне небольшого количества поголовья наблюдается рост их молочной продуктивности. Для полной наглядности можно сравнить надой с одной коровы в 1990-м и 2015-м. По предварительной оценке экспертов, в целом увеличение средней молочной продуктивности одной коровы продолжится, однако темпы роста снизятся. В результате производство молока от одной коровы может составить в среднем 4300–4500 кг в год.

При этом уровень самообеспеченности населения страны молоком и молочными продуктами по итогам 2015 г. составляет от 75 (при оценке по ресурсам товарного молока) до 82%. Однако такой высокий показатель достигнут не за счет замещения импорта молочными продуктами отечественного производства, а за счет снижения общего объема потребления молока и молочных продуктов россиянами. Это происходит в результате ухудшения благосостояния населения и снижения покупательной активности доходов. Кроме того, ресурсная база (сырое молоко) по-прежнему остается дефицитной: из-за того, что производственные и инвестиционные циклы в молочном скотоводстве достаточно длительны, объемы производства невозможно нарастить оперативно. В результате в регион по-прежнему продолжают поступать импортные молочные продукты. Хотя их объемы значительно сократились и продолжают снижаться.

Так, по данным ФТС России на 6 сентября 2015 г., импорт сухого молока в стране был ниже аналогичного периода 2014 г. в 5,8 раза (3,1 тыс. т). При этом, как уверяют эксперты, причина снижения объемов импорта сухого молока, прежде всего, в увеличении собственных объемов производства. Другое объяснение — средние оптовые цены в России на сухое молоко ниже мировых. По итогам 2015 г. сокращение доли импорта молока и молокопродуктов в товарных ресурсах внутреннего рынка России составило до 15–18% (по товарному молоку — до 25%). В итоге объем импорта составил около 6,9–7,1 млн т.

Сокращение удельного веса молокоемких продуктов (сыров и сливочного масла) в общем объеме импорта обуславливается главным образом наращиванием отечественного производства на фоне снижения платежеспособного спроса. Вместе с тем растет доля сырных продуктов, сухого молока, цельномолочной и кисломолочной продукции (преимущественно из Республики Беларусь). Подобная ситуация является следствием изменения структуры потребительского спроса в условиях сокращения денежных доходов населения в 2014 и 2015 гг. Потребители переориентировались на более дешевые молочные продукты с низкой добавочной стоимостью. Кроме того, снижению потребления способствует увеличение доли фальсификата на российском молочном рынке: по данным Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), это уже почти десятая часть товаров в молочном сегменте.

Как сообщает Роспотребнадзор, за девять месяцев 2015 г. исследовано свыше 200 тыс. проб молочной продукции. При этом специалисты ведомства выявили 24 «завода-невидимки», перерабатывающих молоко. Предприятия, указанные на упаковках в качестве производителей, по заявленным адресам отсутствовали. Удручающую статистику обнародовал Россельхознадзор — 78,3% сыра, продаваемого в России, фальсифицировано жирами растительного происхождения. Общий уровень использования суррогатов превысил 25%. Такие данные показал мониторинг в январе-сентябре 2015 г.

Всем очевидно, что обеспечить потребителя исключительно натуральным свежим молоком на сто процентов не получится, пока не вырастет сырьевая база. А чтобы это произошло, необходимо распутать целый клубок проблем, порой и административного характера.
Мария Жебит, директор по связям с общественностью и госорганами Союзмолока: «За последние несколько лет в отрасли несколько раз изменились правила выдачи и получения субсидий, что создает нервозность на рынке. Кроме того, были введены новые сборы для «молочников» — система «Платон», утилизационный сбор на сельхозтехнику, экологический сбор, новые требования к очистным сооружениям, проверки готовой молочной продукции ветеринарами, которые вообще противоречат мировой практике и здравому смыслу. А тут еще поставки из Республики Беларусь оказывают серьезное давление на цены в России. Белорусские компании воспользовались запретом на импорт товаров из Европы. Непредсказуемые объемы поставок их товаров и демпинг мешают развиваться отечественным производителям».

На Дальнем Востоке рост себестоимости продукции, значительные сезонные колебания цен реализации молока, большие издержки на производство, высокая стоимость зерна и комбикормов создают неблагоприятную рыночную конъюнктуру. Проблема и большая сезонность. По словам экспертов, если в Хабаровском крае и Амурской области она менее ощутима из-за более низких закупочных цен на сырье и развитого промышленного сектора, то в Приморье производство увеличивается летом, а с приходом холодов начинается спад. С октября по май резко вырастает доля продукции, изготовленной из сухого молока. По некоторым оценкам, в круглогодичном исчислении это более 25% молочной продукции.

У драйвера отрасли — малых предприятий — на сегодняшний день также немало проблем, одной из которых является отсутствие налаженного рынка сбыта. Александр Рогунов, фермер (ИП Рогунов): «Крупные сети «съели» мелкие магазины, плюс сработали ограничения по продаже спиртного, табачной продукции. Часто фермеру можно найти место только в специализированном магазине фермерской продукции или открыть рыночную точку, причем получать нормальный доход в 50, 60 или в лучшем случае 100 тыс. ты сможешь, только ежедневно стоя за прилавком с утра до вечера и все делая сам. С крупными сетями фермерам, а часто и перекупщикам, работать неинтересно, потому что ретейлеры пытаются выставить минимальную цену, настаивают на возвратах продукции, а что такое возвраты? Это прямые убытки! И, естественно, на каждую поставку требуют сопроводительные документы, с которыми есть проблемы у любого домашнего продукта.

Сбор документации по упрощенной схеме помог бы решению проблемы. А еще лучше — если бы сетевики организовали собственные мини-лаборатории, где на месте выдавалось бы заключение, после чего товар уходил бы на реализацию. Также многим фермерам неудобны безналичные платежи, им сложно вести бухгалтерию. Что же остается? Хороший вариант — выездная торговля, и здесь не должно быть препятствий. Сейчас много говорят о возможных ограничениях для ЛПХ, что якобы связано с заботой о санитарной обстановке, каких-то новых ветеринарных правилах. Я считаю, это полный абсурд. С одной стороны, мы хотим поднимать сельское хозяйство, с другой — вставляем ему палки в колеса. Хотя понятно, что кому-то это будет очень на руку.

Когда фермер пытается выскочить на более высокий уровень, контролирующие органы сразу берут его в оборот — активизируются СЭС, Россельхознадзор, который я вообще считаю враждебной, во многом дублирующей структурой, ветеринарная служба. ЛПХ работать и торговать, скажу по-честному, никто особо не мешает — здесь есть понимание, что нереально организовать все разрешительные документы для того, чтобы продать несколько килограммов творога где-нибудь на рынке. По-хорошему, маленького фермера надо избавить от лишнего административного гнета, а если ты делаешь шаг в сторону массовой реализации, тебя уже должны проверять по полной. Но вообще основной проблемой отрасли сегодня является другое — на мой взгляд, это неотрегулированное кредитование, дорогие корма, дорогое оборудование. Себестоимость продукции сильно возросла. Я, например, знаю одну молочную ферму в Михайловском районе, она выпускает отличный продукт. Но цены! Дешевле у ЛПХ купить в розницу, чем оптом на этой ферме. То есть о дешевой качественной продукции говорить нельзя, получается или дешево, или качественно. На этом фоне к нам и попадает, например, замороженный творог из центральной России, где себестоимость производства много ниже».

Организация высокотехнологичной фермы сегодня по карману лишь считаным единицам, даже с учетом госсубсидий. Например, построить современный коровник фермеру Борису Торкунову обошлось в 17 млн руб. (субсидии в рамках госпрограммы развития сельского хозяйства и пилотного проекта Приморского края «Начинающий фермер» составили 10 млн руб.). Стоимость одной коровы, дающей до 16 л молока в день, — 165 тыс. руб. При высоких издержках (дорогая электроэнергия, высокие транспортные расходы, высокий расход зерна на единицу продукции) срок окупаемости подобного проекта может составить 10 лет.

Андрей Пахомов, фермер (ИП «Провиант»): «Если вы хотите, чтобы все было по последнему слову техники, готовьтесь к большим расходам. Рассматривали мы недавно проект фермы, и могу сказать, что на одно корово-место требуется 1,5 млн рублей. Но это будет действительно высокотехнологичное предприятие с импортным оборудованием, автоматическим удалением навоза, автоматами, которые будут направлять коров, куда нужно. При таком оснащении два-три человека могут спокойно управляться с 300 головами».

Валентин Дубинин, депутат ЗС ПК: «Местный производитель еще не скоро сможет полностью удовлетворить потребности регионального рынка с учетом того, как упало валовое производство молока и сократилось поголовье крупного рогатого скота. Еще до того, как этот спад стал набирать обороты, в «застойные» годы, мы обеспечивали себя молоком только на 50%. Так что проблема дефицита остается, но, я считаю, компенсировать ее сухим молоком неправильно — оно уместно в кондитерских изделиях, но никак не в твороге».

1455540773_05_moloko3

 

Последние новости
Пока московские власти принимают антиконституционные законы о принудительном выселении горожан, сами граждане ищут…
Самоорганизуемся, чтобы жить достойно. Пишите, предлагайте, советуйте, становитесь нашими блогерами. Сообща у нас…
В Ростовской обл. чиновники-баи переписали на себя земли сотен пайщиков. В Неклиновском райсуде…