Почему на деревне не поют петухи
0 1703

Почему на деревне не поют петухи

О чём думают те, в чью сферу ответственности входит вывод на рынок продукции личных подсобных хозяйств, почему эти колоссальные объёмы до сих пор обращаются в замкнутом цикле «что вырастил — то съел, что не съел — то пропало»?»

Как-то на аграрной выставке я встретил своего старого знакомого, в прошлом имевшего дело с подсобным крестьянским хозяйством. Поговорили о делах минувших. А потом он заявил: «Внимательно слежу, что в газетах пишут о деревне, о крестьянских делах. Очень переживаю, когда вижу, что не везде ещё дают «зелёную улицу» крестьянину, который пытается жить своим трудом, содержать своё подворье, кормить не только себя, но и Россию-матушку… А ведь это единственное домашнее производство, которое спасало нас и в годы военного лихолетья, и теперь обеспечивает стакан здорового живого молока ежедневно. А чтобы ещё что-то оставалось пацанам на штаны и ботинки, многие вынуждены эти литры сдать или продать перекупщикам за бесценок...»

Справедливость сказанного подтверждает и депутат областной Думы Владимир Ковин: «У крупных хозяйств молоко переработчики закупают по 20 рублей, а у владельцев частных подворий всего по 10!» Почему же так происходит? Возможно, потому, что хозяйка, наша условная тётка Дарья, не может надоить полный бидон за дойку — мало бурёнок в стайке. Так, может, создадим условия: построим этой тётке путную фермочку для 8-10 голов (для начала), которая была бы и недорогой, и уютной. Именно это мы предлагали в нашей программе «Индустриальное подворье». Но она так и не увидела свет, лежит где-то под сукном. А жаль…

Не исключено, что придёт то время, когда мы будем вынуждены строить подобные фермы, а может, ещё и лучше, и предлагать будем населению заняться содержанием скота, вот только трудолюбивой тётки Дарьи уже не будет. Или еще хуже — самой деревни…
Что же тогда, забудем вкус настоящего деревенского молока?


Молоко? Только у бабушки на подворье.

Вот что пишет по этому поводу наш земляк тюменец Юрий Петрович Юрганов в «Вестнике «ЗОЖ» (№8, 2014 г.):

«Возвращаюсь как-то из леса, решил заглянуть в деревеньку, чтобы купить банку цельного молока. Постучался в окно одного из домишек — вышла немолодая хозяйка. Спрашиваю её: «Молочка не продадите?» — «Да что ты, милый! Какое молочко, я корову-то уже пять лет не держу. Одна с ней морока. Надо и сено заготавливать, и самой пасти её. Стада-то в деревне давно нет…»

Тогда я поинтересовался: а держит ли вообще кто-либо корову в деревне? Слышу: «Одна только Валентина. Её изба вторая с краю…»
Еду на край деревни, останавливаюсь у домишка с тремя окнами на дорогу. Стучу. Выходит бабуля невысокого роста, прошу её продать молока.

— Что ж, одну баночку можно, — отвечает.

Я обрадовался, а заодно поинтересовался, что за обстоятельства заставляют её держать корову? И услышал её историю…

«Да я давно бы бросила это дело, но внук… Живу с сыном и невесткой, оба в городе работают, а я вот с мальчонкой. Ему шестой годок идёт. Как-то невестка говорит мне: «Бросай эту корову, сколько можно мучиться с ней?» Я уж было согласилась. Пошла в магазин, купила два пакета молока, вылила его в банки, жду, пока сметана сядет. День жду, неделю… Ни жиринки, ни плёночки! Попробовала молоко, а оно даже не скисло. Но вскоре прогоркло. Потом мне подсказали, что в него добавляют консерванты. Подумала: и я этой гадостью должна поить любимого внука?! Вот и держу её, родимую, хотя сил давно нет…»

Всю обратную дорогу я думал: это до чего дошла российская деревня, что её жители перестали держать коров? А ведь мы говорим о здоровье нации!

К словам бабы Вали я бы добавил: промышленность выпускает сегодня в основном молочный напиток, например часто встречаемое нормализованное молоко, из которого убран жир. Или восстановленное — продукт, получаемый путём смешивания молочной сыворотки с сухим или сгущённым молоком. Пользы для организма от такого молока практически нет, о чём неоднократно говорила доктор Елена Малышева, ратующая за здоровый образ жизни. Такую же «пользу» приносит и стерилизованное молоко, в котором отсутствуют все микроорганизмы, так как его несколько раз нагревают до температуры 100оС. Естественно, оно может храниться полгода, но никогда не скиснет, что и обнаружила деревенская жительница.

И наконец, есть молоко цельное — пастеризованное, жирность у которого от 3,4 до 4,2%: это молоко ничем не разбавлено и не нормализовано. Молоко богато полезными элементами и идеально подходит для приготовления домашнего творога, сыра или простокваши. Но такое молоко редко где встретишь, кроме как у бабушки на подворье. Вот за массовое производство такого молока на «Индустриальном подворье» мы и бьёмся в своей программе.


На птичьих правах.

Не так давно на страницах «Тюменских известий» были опубликованы мои заметки под названием «Ферма, которая может накормить поле». В них, наряду со злободневными вопросами сельскохозяйственного производства, мы говорили об одновременном решении социальных проблем села. И в первую очередь — занятости населения. Это как раз идёт в унисон с идеей, предложенной сверху: выращивать птицу (бройлеров-петушков) на подворье селян. Сама идея, пусть и не нова, однако заслуживает внимания, даже как возможность разнообразить крестьянское меню в летний период: заколоть цыплёнка, когда хрюшка ещё не выросла, а барашка резать смысла нет, он на пастбище вес набирает…

Одна за другой направились официальные делегации на «УралСибАгро» (Моторный завод по-старому) — смотреть модули клеточного оборудования. За ними, едва успевая, примчалось и телевидение. Казалось, лёд тронулся… Хоть что-то из той общеизвестной агрофраншизы внедрится на подворье… Но не тут-то было…

Помимо клеток нужно проработать и определить целую дюжину вопросов: от цыплёнка или даже инкубационного яйца — до забоя и реализации…
Прежде всего нужно понять, что трудовые возможности подворья (2-3-5 человек) способны только готовую партию цыплят ежедневно вовремя кормить, поить и убирать отходы. Речь идёт об одной-двух-трёх тысячах голов. Всю же остальную заботу-работу должен кто-то на себя взять. А это огромный объём проблем.
Надо построить — смонтировать мини-птичник (как вариант — птичью теплицу).
Обеспечить теплом — энергией из расчёта надёжного поддержания температуры 28оС.
Организовать постоянное качественное водоснабжение (из скважины или колодца).
Постоянно обеспечивать техническое обслуживание оборудования.
Регулярно доставлять цыплят и забирать обратно на убой (с фабриками и речи не может идти).
Привозить корма, хотя бы один раз в неделю…
Проводить весь технологический и ветеринарный контроль.
Собирать и утилизировать павшую птицу.
Производить ветеринарно-санитарную обработку после каждого тура смены птицы.

И так далее…

Как уже сказано, надо увозить выращенную птицу на убой. Но куда? Вопрос ключевой.

Тот, кто будет осуществлять забой, должен иметь промышленную линию, хотя бы на 1,5 тысячи голов в день, холодильник, цех обработки, котёл утилизации, надёжное энерго- и водоснабжение, канализацию или ёмкий выгреб. А для этого нужна промплощадка со всеми инженерными коммуникациями.

Что и предлагается в посёлке Богандинский для решения всех вышеперечисленных вопросов.

Однако специалистов областного АПК наши предложения, вероятно, не убедили. Как заметил в ответном письме на публикацию В. Чейметов: «…в настоящее время основной объём инвестиций в птицеводстве направляется на строительство и реконструкцию крупных птицефабрик. Это обусловлено тем, что мелкие производства не способны конкурировать с крупными предприятиями».

Но мы ведь даже не о конкуренции (хотя, как сказать!). Речь идёт о занятости населения, об его выживании в условиях кризиса. О народосбережении, в конце концов!


Вспомним Форда?

А ведь есть опыт, допустим, у наших соседей. Просто и доступно решил подобную задачу развития ЛПХ Аман Тулеев: выделил бесплатно 1800 коров и другой живности крестьянскому подворью. В результате многие семьи получили по кормилице, а многодетные даже по две… Рассказывают — радости селян не было предела…

К месту вспомним слова великого Форда, когда наши журналисты Ильф и Петров усомнились в эффективности его производства, состоящего из мелких подразделений (заводиков). На что семидесятилетний Форд ответил: «Можно и на малых заводах делать много отличных автомобилей, смотря как организовать производство!»

Уместно привести и опыт Китая: к примеру, в деревни, где остались одни старики и старухи, приезжают представители крупных птицефабрик. Они предлагают престарелым парам выращивать от 100 до 500 цыплят. Когда контракт подписан, бригада рабочих монтирует стандартные клетки-навесы соответствующего размера. Новорожденных птенцов доставляют из инкубатора. Дважды в неделю привозят комбикорма и бутыли с чистой водой. А когда подрастут бройлеры, их забирают на птицефабрику для централизованной разделки.

Это фактически наилучший вариант самой эффективной агрофраншизы, к тому же и без начального взноса, и осуществляется она на доверии при помощи нового, как и в нашем варианте, индустриального подворья.
Сегодня малый бизнес на селе — один из самых динамичных секторов экономики Китая.

Может быть, что-нибудь ещё и подобное целесообразно применить и для наших «бесперспективных деревень» с учётом нашего сурового климата? По крайней мере, в программе «Индустриальное подворье» предусмотрено широкое развитие экономически обоснованных разнообразных мини-производств и услуг на селе и в пригородах, особенно если принять её метод «самофинансирования»…

К сожалению, существующая философия АПК убеждает: перемены наступят не скоро. И на экологически чистых подворьях наших селян петухи не скоро запоют…


Очень важные слова.

Пока готовилась эта публикация, пришел Новый год и с ним Дед Мороз с сумкой «новых Указов» и увесистым посохом, стук которого о паркетный пол должен был напомнить ряду чиновников об их персональной ответственности за положение дел в деревне. А заодно освежить в памяти слова губернатора и президента.

О чём, в частности, сказал в прямом эфире телеканала «Тюменское время» губернатор. В.В. Якушев, отвечая на вопрос корреспондента из Омутинского о том, на какую помощь в следующем, 2016 году могут рассчитывать личные подсобные хозяйства. Процитируем губернатора:

«Поддержка личных подворий у нас не снижена, ничего из государственной поддержки мы не убрали. Человек, задающий вопрос, может не волноваться заниматься и развивать это направление, так как вся государственная поддержка сохранена. К тому же в ряде районов планируется запустить ряд интересных проектов, которые пройдут в качестве эксперимента, посмотрим, насколько это удастся. Хотим увеличить за счёт личных подворий объёмы по сырому молоку, мясному животноводству, смотрим на сегодняшней день варианты поддержки. Например, кредитование под низкую ставку, примерно до 1% годовых, на пять-семь лет. Сейчас эта программа готовится. Заходить мы будем только в те районы, где сегодня есть заинтересованность администрации муниципалитета, где активно работает кредитный кооператив. Нужно будет вести перекрестное финансирование, как за счёт средств кредитного кооператива, так и за счёт средств инвестиционного агентства. Сейчас поражает отсутствие активности со стороны администраций муниципалитетов и кооперативов. Мы погрязли в претензиях: кооперативы недовольны работой ЛПХ, ЛПХ недовольны работой кооперативов. На этот раз мы решили не накладывать трафаретом на всю область программу, а возьмём несколько районов, уже определены какие, я пока не буду обозначать, но их будет не более двух-трех. Обкатаем новую модель, чтобы она заработала как часы, и только потом двинемся в другие районы. Наша задача — увеличение объёмов по сырому молоку и мясу». Ещё раз напомнил губернатор.

Почти в таком же духе ответил президент Путин журналистке из Кургана на её вопрос о поддержке начинающих фермеров:

«Вопрос чрезвычайно важный для развития фермерского хозяйства. Я знаю об идущих дискуссиях о развитии агропромышленного комплекса. Одни говорят, что нужно развивать крупное товарное производство. Но мы должны поддерживать и фермерское хозяйство. Фермеры вносят существенный вклад в продовольственную безопасность. Я об этом говорил многократно, что все планы, связанные с поддержкой агропромышленного комплекса, будут, безусловно, исполняться через финансовую поддержку. Вы сейчас упомянули о полутора миллионах поддержки. Может, этого мало, в том числе и в Кургане и других территориях Российской Федерации. Нужно с помощью тех средств, в том числе финансовых, налоговых, поддержать тех, кто хочет начать своё дело. Нужно принять решение, и федеральные законы дают такую возможность, на два года вообще освободить от налогов тех, кто начинает своё дело. Речь об индивидуальных предпринимателях. Есть и другие формы, например, можно существенно трансформировать сельхозналог для того, чтобы уменьшить финансовую нагрузку, можно помочь в создании инфраструктуры по реализации сельхозпродукции, создать соответствующие объединения, для того чтобы фермер мог продавать эту продукцию. Ну и, наконец, существенная поддержка, которой раньше никогда не было, — это освобождение собственного рынка для нашего товаропроизводителя».

Слыша эти слова первых руководителей, начинаю верить, что утро в деревне всё же будет начинаться со звонкого крика петуха. И рожок пастуха тоже не замолчит навсегда…


«О чём думают те, в чью сферу ответственности входит вывод на рынок продукции личных подсобных хозяйств, почему эти колоссальные объёмы до сих пор обращаются в замкнутом цикле «что вырастил — то съел, что не съел — то пропало»?»

Из послания губернатора В.Якушева депутатам Тюменской областной Думы (26.11.2015 г.)


Будем ждать хороших перемен!

комментарий Сергей Пахомчик кандидат экономических наук:

— Проблема, поднятая в публикациях И.М. Наливайко, является важной и комплексной. Она затрагивает многие аспекты современной деревни. В особенности мелкотоварного сектора производства, вбирающего в себя экономические, экологические и социальные вопросы сельского социума. Современное состояние села вызывает серьезную тревогу и озабоченность за него в ближайшем будущем.
Мелкотоварный сектор, в котором сегодня производится половина физических объёмов сельскохозяйственной продукции, испытывает огромное давление. Динамика сокращения производства в нём — индикатор такого неблагополучия.

В решение проблемы развития подворья селян (создания мини-производств) автор вводит аспект экономической зависимости и связи не только между растениеводством (зернопроизводящими субъектами), но и ЛПХ — как производителями животноводческой продукции. В то же время не оставляя в стороне и строителей, и коллективы, обслуживающие производство, и реализацию готовой продукции, и само муниципальное образование. Каждый получает свой процент от совместно произведённой и реализованной продукции.

Убежден, что проект «Семейная мини-ферма — будущее села» и программа «Индустриальное подворье», предлагаемые автором, не только не лишены логики, но и дают ряд эффективных «рецептов» решения экономических и социальных вопросов в современной деревне. Эффект видится и в благоприятном соединении предлагаемого метода «самофинансирования» с планируемым руководством области вариантом подъёма ЛПХ (в виде кредитной ставки в 1% годовых и сроком погашения до 5-7 лет). Масштабная реализация предлагаемых мер может на деле остановить отток трудоспособного населения из села. И даже повернуть его в обратную сторону, способствуя позитивным преобразованиям на селе.

Считаю, что предлагаемые подходы автора проекта заслуживают внимания и изучения органами исполнительной власти. Было бы уместно рассмотреть их на научно-техническом совете департамента АПК, возможно в фонде поддержки малого предпринимательства. Хотелось бы — с положительным решением вопроса и его финансовым сопровождением. Для начала хотя бы в тех двух районах, что предложены в проекте.

Прилагаемые автором документы свидетельствуют об их инновационной составляющей, о достаточно глубокой научной и проектной проработке предложенных мероприятий. А также о весьма существенном социально-экономическом и экологическом эффекте.

Последние новости
Чего там лошади, там на людей на"""! А может нам всем на всё…
Продолжаем публикации в СМИ о прошедшем в июне Совещании ОД "Федеральный сельсовет"…
Наши партнеры, Международный информационный портал "Город героев", опубликовал информацию о Круглом столе, участники…