Шугуровская мука
0 543

Шугуровская мука

МукА или мУка? Судите сами. Давний друг «Аргументов недели» земледелец из Пензенской области Анатолий Шугуров совершенно справедливо гордится рентабельностью и урожайностью хозяйства, но скрепя сердце продолжает сдавать на элеваторы экологически чистое зерно из «Пугачёвского». Но не всё, и с каждым годом меньше и меньше.

Обидно, когда бесценный для здоровья людей продукт попадает на спиртзавод или идёт на корм скоту.

Экопродукты под честное слово

Производство экопродукции в нашей стране сейчас ничем не регламентировано – это факт. Тему эту поднимали сельхозпроизводители давно, полтора десятка лет назад. Проект федерального закона об органическом сельском хозяйстве был внесён в Госдуму РФ в 2015 году. И, по словам Анатолия Шугурова, закон об экологически чистом сельскохозяйственном производстве «в Госдуме жуют по сей день». Выходит, сегодня любой аграрий, от производителя кормов до сыродела, может заявить о своей продукции как об экологически чистой, написав в сопроводительных документах или на упаковке: «Органическая». И даже если в кормах и сыре экспертиза обнаружит пестициды или следы антибиотиков, то производителю-жулику это ничем не грозит. Главное – не превысить допустимые нормы. То есть это вопрос совести. А совесть и честность продавца, как известно, не являются объективным фактором, спекулируют на тяге людей к здоровому питанию множество торгашей.

Реальные, а не фальшивые производители экологически чистой продукции, такие как руководитель ТнВ «Пугачёвское» А. Шугуров или чаеводы из ОАО «Мацестинский чай», идут на добровольную сертификацию в российских лабораториях или зарубежных центрах экоэкспертизы. Для чаеводов это вопрос принципиальный, «Краснодарский чай» идёт на экспорт и продаётся даже в Лондоне в «органических» магазинах. Шугуров же пытается своим примером доказать всем земледельцам страны, что можно процветать, не загаживая почву химией и не убивая её плугом.

Себестоимость зерна в «Пугачёвском» в прошлом году – 3 рубля 21 копейка за килограмм. Урожай на круг – свыше 30 центнеров с гектара, что для серо-глинистых почв Пензенской области – результат более чем достойный. Про качество зерна говорить – одно удовольствие, это вам не фуражное безобразие правдами и неправдами переквалифицировать в продовольственное. Клейковина – основной показатель класса зерна, проще говоря, белок, – в прошлом году была 22–24%, пшеница настоящего 3-го класса.

Секрет успеха внешне прост – три десятилетия работы без плуга, почва обрабатывается плоскорезами без переворота пласта, что сохраняет в почве жизнь – биоту, микроорганизмы и бактерии. Жучков и червячков, как выражается Анатолий Иванович. С сорняками пшеница прекрасно «разбирается» сама. Забирают у поля только зерно, солома остаётся в земле и подпитывает органикой плодородный слой. Соответственно, полный отказ от минеральных удобрений и тем более любой химии – пестицидов, фунгицидов, инсектицидов… Как результат, 7 тысяч гектаров хозяйства стали по качеству мало чем отличаться от элитного чернозёма. Учёные-почвоведы приезжают, поначалу не верят своим глазам, копают ямы, берут пробы, изучают и изумляются.

К экологически чистому земледелию и рентабельности под 300% Шугуров привёл хозяйство через экономические выкладки. Там, где землю уродуют плугом и по полной программе «удобряют», себестоимость зерна выше практически вдвое и более. Технике требуется больше топлива для пахоты, а дорогущие минеральные удобрения и химия также поднимают цену. Сегодня большинство аграриев стонут от кредитной нагрузки, ищут, где перехватить деньжат на посевную, со страхом смотрят в небо – у нас куда ни кинь, кругом зона рискованного земледелия. Не будет урожая, хозяйство-должник пойдёт с молотка, а там хоть в петлю лезь, что иногда случается с фермерами-неудачниками в прямом смысле. А у «Пугачёвского» солидные счета в банках и никаких заимствований.

Всероссийский мукомол 

Шугуров легко делится опытом и технологиями. После майских праздников ждёт делегацию фермеров из Тверской области – об этом его попросила депутат Госдумы Светлана Максимова. Почему именно в мае, спрашиваю Анатолия Ивановича.

– Чтобы не грязь месить, а работу показать.

В «Пугачёвском» никогда не спешат с посевной, земля должна прогреться и быть готова принять зёрна. Третий год в хозяйстве, на радость поклонникам здорового питания, работают две мельницы. Не самые мощные, одна, отечественная, выдаёт 2 тонны муки в сутки, вторая, немецкая, – 300 кг. Шугуровская мука стала доступнее, я встретил её даже в подмосковном фермерском магазинчике. Раньше свободное от химии зерно покупали хлебопёки элитных пекарен и магазинчики органических продуктов Москвы, Кубани и других богатых регионов. Сейчас, во многом благодаря пришедшей известности (тут «Аргументы недели» внесли свой весомый вклад), в «Пугачёвское» за зерном со всей страны едут владельцы небольших частных мельниц, кто берёт тонну, кто сразу двадцать. В основном, естественно, для хлебопечения. Сетевые кафе-кондитерские тоже берут тоннами, про запас, боятся – вдруг на весь год не хватит. Шугуров рассказал, как пекари и кондитеры приходят к «чистому» продукту:

– Своими глазами видел. Делают два варианта круассанов. Один – по современным технологиям, из муки с улучшителями, разрыхлителями и прочей дребеденью. Второй – из чистой муки, по книге 60-х годов прошлого столетия. Первый получается обычный, ничем не примечательный. Второй золотистый, душистый – пальчики оближешь!

«Едут со всей страны» – это не преувеличение, а факт. Анатолий Иванович своей ручищей сгребает на столе кипу накладных. По ним географию можно изучать: Ярославль, Тверь, Тула, Самара, Нижний Новгород, Пермь, Волгоград, Санкт-Петербург и, что удивило, Иркутск! Иностранцам, которые регулярно запрашивают хозяйство на предмет поставок муки и зерна, Шугуров твёрдо отказывает. Не из принципа, конечно, дескать, «сначала накормим себя», а потому что с оформлением документации и лицензий для поставок на экспорт много мороки. А вот эту часть бизнеса хлебороб Шугуров, мягко говоря, недолюбливает. Да и объёмы у него по меркам глобальных экспортёров зерна мизерные.

Первая задача государства в части «органического сельского хозяйства», по версии Анатолия Шугурова, это – организовать надёжный контроль и поставки экологически чистого зерна для производства детского и лечебного питания. Не зря же именно в «Пугачёвское» за отрубями пригнали грузовик из Башкирии – в НИИ у биологов культуры бактерий гибнут из-за присутствия химии в отрубях других производителей. Анатолий Иванович смеётся:

– Часть зерна на добровольных началах всё же приходится отдавать на фураж фермерскому хозяйству. Там причина уважительная – выращивают экологически чистую птицу, гусей разводят.

Минсельхозу на заметку – пока «жуют» закон 

У России есть великолепный шанс подмять под себя рынок экологически чистых продуктов. Почти два десятилетия около 40 млн га земель сельхозназначения не получали ни грамма удобрений (столько же зафиксировано площадей под органическим земледелием во всём остальном мире!). А это значит, что на них можно сразу выращивать экологически чистую продукцию – корма, зерновые, овощи и фрукты. Намного проще поднять заросшие бурьяном земли, чем мёртвую, пропитанную химией почву, которая без «допинга» извне родить не способна. Как говорит Анатолий Шугуров, для восстановления естественного плодородия на таких землях требуется 5–6 лет. А где эти годы возьмёт повязанное кредитами и обязательствами хозяйство? Оно и дальше будет вынуждено сидеть, как наркоман, на химической игле. Такая же ситуация в Европе, где используется каждый клочок земли. Тут без госпрограмм не обойтись. Страшно обидно за полуубитые химией чернозёмы юга России.

Органическое сельское хозяйство (не только земледелие) должно быть регламентировано и контролируемо, чтобы исключить двурушничество – ни грамма ядохимикатов, антибиотиков, гормонов роста, пищевых добавок, генно-модифицированных семян (ГМО). Нужен единый и известный всем логотип для маркировки экопродукции.

Органические продукты сегодня в моде, но для кого-то их наличие – вопрос выживания: многие аллергики реагируют на микродозы химикатов в хлебе, мясе, овощах. А кто-то, особенно дети, на нездоровом питании получает ту же самую аллергию и букет хронических болезней. За примерами далеко ходить не надо – красивые импортные яблоки моя жена есть не может – как их ни мой, ни три, тут же начинается аллергия. На невзрачные (но вкусные!) отечественные – никакой реакции! Секрет прост – наши яблоки опрыскивают от силы пару раз за сезон, а те же польские или испанские проходят до 20 обработок.

Задача государства там, где есть сиюминутная готовность производить экопродукты, – просто ввести единые и понятные правила. Ну и поощрить колеблющихся налоговыми льготами или субсидированием. К слову, в «Пугачёвском» много лет не видят субсидий на приобретение минеральных удобрений (они же их не закупают). Так почему для производителей органических продуктов не выделять те же деньги на поддержку экологической чистоты или борьбу, например, с грызунами – в зернохранилищах с экопшеницей нельзя использовать никакую отраву.

Экопродукция – это выгодно. И сотни миллиардов долларов не должны пролететь мимо нашей страны. А у нас никак до закона руки не доходят. Или господа из Госдумы любят овощи с нитратами и хлеб с пестицидами?

Последние новости
Каждому водителю хоть раз в жизни, да приходится менять водительское удостоверение — в…
Василий Мельниченко отвечает на обращение в ПРИЕМНУЮ Иванюк Александра из Тульской области.…
В преддверии лета «РБК-Недвижимость» задала юристам пять неочевидных вопросов о дачном хозяйстве. Знание…